На текущей неделе мы «отмечаем» год от начала общегосударственного жесткого карантина и начало нового столичного локдауна.

Есть одна украинская традиция, которой власть не изменяет десятки лет: в любой непонятной ситуации надо что-то запретить. Карантин - беспроигрышное средство. Причем – беспроигрышное и его введение, и, так же, беспроигрышное решение о выходе из него, даже вопреки существующим показателям заболеваемости в стране. В обоих случаях (если попасть в нужную волну общественного мнения) можно получить такие себе «баллы». Но не в виде уменьшения заболеваемости. Речь сугубо о политических выгодах, об игре в «сильную руку».

Начнем с теории. Карантин не лечит. Он растягивает во времени течение болезни. Он не спасает от болезни. Он нужен государству и местным властям для того, чтобы уменьшить нагрузку на больницы. И подготовить вакцинирование. Ведь болезнь не отступит, пока у нас не будет коллективного иммунитета. А для него есть два пути – переболеть и вакцинироваться. Здесь, собственно, хочу напомнить, что и центральная власть (10 тыс. вакцин на сутки на 40 млн населения) и столичная (ноль из обещанного миллиона доз) вероятно решили, что нам всем придется переболеть.

А вишенка на торте – карантин делается за наш счет. Ведь это наши доходы уменьшаются во время локдауна. И это наши бюджеты мелеют (а не чиновников из горсовета).

Когда вводят карантин? Ну, точно не тогда, когда вы могли об этом подумать. Есть три причины. Первая - это согласие общества на ограничения. Если большинство будет против, никакого карантина не будет. Так было в марте прошлого года. Так было и перед введением «карантина выходного дня» осенью. Но как только опросы покажут, что хватит (большинство становится против), тогда карантин отменяется. В частности, так было с «карантином выходного дня». Сюда же я отнесу панические ожидания. В таком случае можно даже при нулевой заболеваемости вводить ограничения.

Вторая причина - это сезон. Нет не эпидемические сезоны, а сезоны крупнейших продаж. Не будут вводить карантин перед праздниками, когда бизнес ожидает доходов. Так было в декабре прошлого года. И январский карантин "почему-то" начался уже после Рождества. Так же никто и не подумал вводить ограничения накануне 8 марта (хотя уже было понятно, что есть тенденция роста количества больных). И, конечно, не будет карантина перед Пасхой. Не ищите здесь противоэпидемической логики. Это логика бизнеса и сезона доходов.

И третье - это медицинские показатели. По-моему, это пока почти не учитывается. Кличко не дождался, пока Киев перейдет в «красную зону» и ввел карантин сейчас. В марте 2020 года вообще не было оснований для карантина: 14 больных на страну в день введения локдауна. Так же как и в январе этого года, когда кривая заболевания уже пошла вниз.

Поэтому, в своем большинстве, введение карантина – это демонстрация «сильной руки», игра в политическую целесообразность. Если бы так же «сильная рука» действовала, чтобы достать вакцину (я уже не пишу достать нормальную вакцину), или способствовало увеличению количества коек с кислородом…

И тут мы подходим к главному. Проблема не в том, действенен ли карантин. Он действенный. Но как временная мера. Он и сейчас у нас действенный, ведь нет, с чем сравнить – лечение преимущественно симптоматическое. А вакцинацию, учитывая ее темпы, вероятно придется повторять и тем, кто ее сделал. Потому что не известно, будут ли антитела через год, но известно, что через год коллективного иммунитета не будет.

Локдаун - как потребительский кредит. Да, он сможет остановить распространение болезни (теоретически, потому что разве реально изучается у нас, где именно – в торговых центрах или музеях с кинотеатрами - происходят инфицирования?). Но никуда не денешься и придется «платить» – болеть и самостоятельно приобретать иммунитет. Более того, придется «платить с процентами» - невнимание к другим болезням, и, как следствие, рост смертности из-за снижения лечения не коронавирусных заболеваний.

Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма